ТОТ ПЕРВЫЙ БОЙ… Тур Дмитрий Николаевич.

Вячеслав Старцев
 68

Тур Дмитрий НиколаевичТур Дмитрий Николаевич

Дмитрию Николаевичу Туру крепко запомнились, те напряженные дни на северо-западном рубеже накануне начала войны. На той стороне советско-финской границы (это было хорошо видно даже без бинокля) усиленно рыли окопы, затягивались густой паутиной колючей проволоки. «И у нас на заставе удвоили дозоры, отрыли траншеи, выдвинули к границе наблюдательный пункт», — вспоминает Дмитрий Николаевич.

В круг забот сержанта Тура входили те незаметные, на первый взгляд, мелочи, из которых, в конце концов, складывалась боеготовность его солдат. Не хватало времени, а все нужно было сделать в первую очередь. Потом эти заботы отступили перед одной задачей — держаться, во что бы то ни стало, когда на переломе последней мирной ночи финны выплеснули на их позиции пограничников шквал огня. А следом высыпали густые неприятельские цепи и бешено ринулись в атаку. Четыре десятка бойцов, вооруженные винтовками и двумя «максимами», не Бог весть какая сила, но они встретили врага метким, губительным огнем.

С каждой минутой крен и нарастал бой. Спотыкались и падали фашисты, настигнутые свинцом. И на счету у Дмитрия Николаевича появились первые, уничтоженные им в горячей схватке вражеские солдаты. Но для маленькой советской заставы врагов было слишком много… Услышав с левой стороны пулеметную стрельбу, Дмитрий подумал, что это подоспела помощь. Но тотчас же понял, что ошибся. Это фашисты подбирались и с другой стороны. Ещё долго потом, сражаясь в круговой обороне, ждали подмоги. Но ее не было. Тогда никто из пограничников 16-й заставы не знал, что весь их 72-й погранотряд, разбросанный по Кировской железной дороге от станции Лоухи до Беломорской, вел такие же жестокие бои по всей линии границы.

Так миновала ночь. Как только встало солнце, финны, все с новенькими автоматами «суоми», начали бить по нашим окопам длинными очередями. Винтовка — не автомат, в ней всего пять патронов. И на плотный рой вражеских пуль пограничники отвечали скупым прицельным огнем. Враг удесятерил силы. И против горстки наших солдат разворачивался во всю мощь полновесный финский батальон. Две полевые пушки и несколько минометов размолачивали нашу линию обороны.

Обреченные на немедленное уничтожение, пограничники все еще пытались остановить противника, но это было уже не подвластно их силе. Финны рвались вперед, обтекая заставу, но взять ее не могли. И в неприятельском кольце клокотал огнем маленький клочок советской земли.

Немцам надоело понукать «шюцкоровцев» (так назывались финские фашисты), и они сами решили попытать счастья. Гитлеровцы навалились с трех сторон, прижав уцелевших бойцов к озеру. А сверху месили землю бомбами «юнкерсы». Столбы огня и багрового дыма с неудержимой силой рвались к небу, отражаясь в озерной воде.

Тогда у Дмитрия, понявшего жестокую драматическую правду, не было иных мыслей, кроме одной — по — дороже отдать свою жизнь.

.Уже неизвестно, какая по счету атака была отбита большой кровью, а враги снова и снова наваливались на них. Раз за разом фашисты кричали: «Сдавайтесь! Вы окружены! Но окопы неизменно огрызались огнем. И все же гитлеровцы прорывались все ближе. Большинство пограничников было убито, почти все живые получили ранения. Погиб бесстрашный политрук Решетников. Когда уже не было возможности держаться, неожиданно ожила рация — пришел приказ об отходе. Но дрались еще дотемна.

А ночью, таясь от финнов, рубили плоты, чтобы на рассвете по туману уйти через озеро. Потом шли, неся раненых, обходя села и большие дороги. Кончались восемнадцатые сутки перехода, когда они встретили передовые дозоры наших частей. От заставы лейтенанта Коростылева осталось восемнадцать человек. Потом их долго и нудно проверяли в особом отделе. Конечно, сказалось и то, что вышли всей заставой с документами и оружием. Всё же, видимо, поверили, ведь потом им доверили дело большой важности, выделив в особый разведотряд.

Уже после Победы пришло к Дмитрию Николаевичу доброе семейное счастье. Тогда и пробудилась в нем с новой силой изначально заложенная тяга к мирному человеческому труду. Пошел работать в локомотивное депо, предприятие значительное и уважаемое в Белове. И работал там до самой пенсии так же честно, как воевал когда-то.

Один из его сыновей тоже трудится на железнодорожном транспорте.

О тех незабываемых днях Великой Отечественной войны напоминали ветерану награды: орден Отечественной войны 1 степени и медали «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией», «За отвагу».

Д.Н. Тур ушёл из жизни в 90-х годах.

Автор: М. ЖИВОПИСЦЕВ.

Тур Дмитрий Николаевич фото 2

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас