В ТРЕТЬЕМ РЯДУ СВОДНОГО ПОЛКА. Низяев Валерий Александрович.

Вячеслав Старцев
 58

Низяев Валерий Александрович Низяев Валерий Александрович

Валерий Александрович Низяев работал на шахте «Пионерка», возглавлял отдел технического контроля предприятия. И в списке участников войны, работающих и работавших в середине восьмидесятых на шахте, он был самый молодой. Год рождения 1930-й. Ошибка? Нет…

ЭВАКУАЦИЯ В СТОРОНУ ФРОНТА

Поезд шел на восток, увозя женщин, детей, стариков от страшного военного пожара, пожирающего все на своем пути.

Теперь им предстояло ковать победу в тылу. Но, как бы быстро ни стучали колеса, война гналась за людьми по пятам, настигала и обрушивалась с ужасающей силой.

Этот страшный гул самолетов, летящих над головой, и пронзительный звук падающей бомбы Валерий не спутал бы ни с чем. В ужасе бежали люди от горящего эшелона, падали на землю все, но вставали с нее немногие.

Их семье повезло — в живых остались и отец, и мать, и он, Валерка, в тот момент еще одиннадцатилетний мальчик. Но крутые виражи войны тут же раскидали семью в разные стороны. В невообразимой сутолоке и сумятице, царившей на станции, они сели в разные поезда. Родители поехали в сторону тыла, а сын-в сторону фронта. Слова «глубокий тыл», «эвакуация» так и остались ничего не значащими в его жизни.

А месяцы, разделившие окончание пятого класса калужской школы и момент, когда «приблудился» мальчишка к войсковой части, в памяти остались единым комом, странным, неопределенным, без остатка поглотившим, его детство.

СЫН ПОЛКА

Низяев Валерий Александрович. Сын полка. 1945 год.«Сын полка» — сегодня слова эти звучат для нас необычно, носят в себе какой-то трагически-романтический оттенок. Ведь вольно или невольно мы представляем на его месте современного одиннадцатилетнего паренька. Для Валерия Александровича не было в них в то время ничего особенного. А ведь он был иным. Он перестал быть ребенком, а тоже стал солдатом. Учился стрелять, так же, как они, месил грязь в трудных переходах, так же мучительно боялся попасть в плен к врагу. Разве что бесшабашности чуточку в нем было больше, да побольнее, вздрагивало самолюбие от обидных солдатских шуточек.

После войны он много думал об этом, но не нашел разгадки того удивительного, совершенно непостижимого феномена военных лет. Как удавалось людям самых мирных, таких далеких от войны профессий осваивать, причем на отлично, в самые короткие сроки, сложнейшие солдатские специальности: мастерски, в тонкостях постигать снайперскую стрельбу, владеть несколькими видами оружия, осваивать танки, самолеты, радиодело?

Один год войны по количеству приобретенного опыта шел за два, за три, за пять… И года не прошло, а он и сам, по сути, еще «малец», уже стрелял из винтовки и пистолета, как связной штаба гонял по проселочным дорогам на мотоцикле.

Он был солдатом, таким взрослым и в то же время таким маленьким. Думаете, не страшно ночью, в темноте разыскивать нужное подразделение?

А фронт в то время был таким неустойчивым. Глянешь на карту: сплошные «языки». И, направляясь к своим, можно было попасть неизвестно куда. Думая об этом, вспоминая минувшие годы, Валерий Александрович признавал, что больше всего боялся он в то время оторваться от своих.

А как теплело сердце мальчишки от добрых, участливых слов пожилых солдат (молодые-то все больше подшучивали).

Тяжелые бои, напряженная жизнь не давала забыться в своем горе, а боль и тоска об утраченной семье (он и не надеялся, что родители живы) глубоко в сердце затаилась.

Сын полка. Сын ли? Или просто самый маленький солдат в танковой бригаде? И обязанности у него такие же были, и тягот выпадало на долю полная мера.

Лишь в одном он был счастливее своих однополчан. Чуть-чуть быстрее оттаяла от горя войны его мальчишеская память. Но зато потом, возвращая в минуты раздумий те события, те эпизоды, эта же самая память вновь рождала в его сердце ненависть к страшному, противоестественному для жизни человеческой слову «война». И бежали перед глазами сожженные деревни, где только печки уцелели, пылающий город Орел, десятки, сотни погибших на глазах людей…

Это была его война, та, которую он запомнил на всю жизнь.

НЕДОВОЕВАЛ

Панцанов в суворовское училище собрали разных. Кого из партизанского отряда, кого из «сынов полка», кого из детского дома.

Одежонка на всех была худоватая, потрепанная, в большинстве своем грязная. И Валера Низяев, выглядел среди них чуть ли не франтом. Формочка подогнана, сапожки по ноге, на гимнастерке две медали: «За отвагу» и «За оборону Москвы», за поясом штык, в кобуре пистолет, однополчане собрали «сынка» на учебу в лучшем виде.

После бани и получения обмундирования мальчишки сравнялись — одинаковая форма, одинаково синеватые, бритые «под нуль» головы, одинаковая печать перенесенных страданий на лицах. И далеко-далеко — в самых уголочках глаз — ностальгическая тоска по родным, по дому, которого большинство из них лишились.

Теперь у них был общий дом, один на всех — суворовское училище. Домом этим, несмотря на невероятно тяжелое положение, обеспечила их страна. Это был 1943 год. Еще впереди были многие трудные километры войны, впереди была Великая Победа над ненавистным врагом, впереди были дни, когда всем наконец-то хватило хлеба.

А Родина уже собирала по дорогам войны своих растерявшихся птенцов, пусть пока в одно гнездо. Заботливо лечила соколятам обожженные войной крылышки и думала, мечтала, как высоко взлетят они в завтрашнем мирном дне.

Все это они поняли уже годы спустя. А тогда, умытые, накормленные, ворочаясь на чистых постелях, мальчишки считали себя обделенными, виноватыми от того, что их боевые товарищи дерутся на полях сражений, бьют ненавистного врага. А они здесь, как дезертиры, учатся правильно ходить и держать ложку, заправлять кровати и… танцевать. И мальчишки бежали на фронт.

Валера Низяев бегал три раза, и три раза его возвращали назад.

В конце концов, он смирился, втянулся в учебу и потом вспоминал годы, проведенные в училище, как лучшие в своей юности.

ПРИКРЫВАЯ ОТСТУПЛЕНИЕ

Валерий Александрович не особенно любил выступать с рассказами о фронтовой биографии, считая, что самое главное на войне он пропустил, а годы, когда наши войска решительно наступали, салютуя то одной, то другой победе, он провел уже в училище. Но разве скроешься от вездесущих следопытов»! Как-то завалились в дом целой гурьбой.

Усадил их чай пить-три самовара опустошили. И все выспрашивали: как, что, почему. Ребята-народ конкретный, им цифры подавай. Сколько фрицев уничтожил? Сколько танков подбил? За что медалями награждён?

…Машины мчались по дороге. Направление, казалось, выбрано точно, и до цели уже оставалось совсем немного. Но вдруг впереди показались светящиеся точки. Немцы! Отряд мотоциклистов, а за ними танки. Резко, на полном ходу развернулись. Валерий ехал на первой машине, которая в итоге оказалась последней. Они первые стояли под ударом, им пришлось, прикрывать отступление. Вместе со всеми стрелял по врагам и маленький солдат. Из вражеского окружения они все же вырвались. И только благодаря тому, что не дрогнули, не струсили, а действовали четко и оперативно. Многих участников того боя представили к наградам. Был в их числе и Валерка Низяев.

ПАРАД ПОБЕДЫ

Низяев Валерий Александрович парад Победы 1945 года

Парад Победы в Москве 24 июня 1945 года стал ярчайшим, самым грандиозным событием в жизни Валерия Александровича.

Накануне курсантам училища, тем, кто принимал непосредственное участие в боевых действиях, были вручены медали «За победу над Германией».

Четко печатая шаг, шли они на параде в сводном полку суворовцев, а грудь переполняло невообразимое чувство гордости за свою Родину, за ее подвиг и за свою причастность к этому подвигу.

И многие годы спустя Валерий Александрович не мог без волнения видеть кадры кинохроники: маршал Жуков на белом коне, брошенные к подножию Мавзолея знамена вражеских дивизий, идущий по площади сводный полк суворовских училищ. Он все пытался разглядеть себя в третьем ряду, но кадры кинохроники мелькали быстро.

Счастье, как и беда, видно, тоже в одиночку не ходит. После окончания войны нашлись его родители, они оба воевали, дошли до Берлина, и тогда же узнал он о гибели старшего брата.

Шесть лет училища. А потом бывшие курсанты избирали для себя военные профессии. Путь Валерия Низяева лежал в институт иностранных языков Советской Армии. Переводчик-референт-так называлась его будущая специальность, которой так и не суждено было стать настоящей… Война настигла его через семь лет после окончания.

И холод, и голод, и огромные нагрузки, которым подвергался неокрепший детский организм, дали о себе знать. Ввиду тяжелой болезни он был вынужден оставить институт. Однако молодость взяла свое. Встав на ноги, Валерий не отказался от мысли об учебе. Окончил горный факультет Дальневосточного политехнического института, а спустя еще несколько лет заочно осилил математический факультет Новокузнецкого педагогического института. Однако горному делу, шахте остался верен.

ЕСЛИ Б НЕ БЫЛО ВОЙНЫ

Если 6 не было войны… Это очень печальная тема для фантазии, еще раз подчеркивающая то, как много было отнято у советских людей, как много они потеряли, сколько жизней, сколько планов было разбито и растоптано.

— А я, наверное, стал бы музыкантом, — говорил Валерий Александрович. Кстати, с музыкой он не расставался ни на фронте, ни в училище, ни в институте. Но сделать музыку делом своей жизни не решился… Война всех сделала немного прагматиками. И профессию выбирали ту, которая прокормит семью.

Посеребрили годы голову, мальчишка стал ветераном, но и с годами Валерий Александрович Низяев все чаще вспоминал себя юным, в третьем ряду сводного полка суворовских училищ на Параде Победы. Ведь именно этот парад гарантировал самые добрые перемены в его жизни, счастливое детство его детям и миллионам других детей.

Автор: Л. ЗОРИНА.

Низяев Валерий Александрович бессмертный полк

Ссылка 1

Ссылка 2

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас