И ЗА РЕКИ ДАВАЛИ ОРДЕНА. Морозов Василий Макарович.

Вячеслав Старцев
 25

Морозов Василий Макарович Морозов Василий Макарович

Военные дороги провели Василия Макаровича Морозова от Ржева до Берлина. Нет-нет, да и вспомнится ветерану прошлое, встанут перед глазами картины минувшей жизни.

… Васятка родился за год до революции в семье крестьянина-бедняка Макара Морозова, и так случилось, что четырехлетним мальцом остался он без отца.

Отца похоронили на старом деревенском кладбище. Василий Макарович помнил тот скорбный день плохо. Пожалуй, единственное, что отпечаталось в сознании, это безжизненно застывшие батины руки, изрубцованные многолетним крестьянским трудом. Не успел затравенеть могильный холмик, а горькая доля уже разметала сыновей Макара по белу свету.

Младшего, Васятку, взяла на воспитание бездетная дядина семья. Это было в голодном двадцать первом году. Чужой хлеб горек. Злая, крикливая, тетка за каждый пустяк била Ваську, и однажды, совсем отчаявшись, убежал он обратно домой.

Шло время, входила в русло бурливая, беспокойная жизнь. Все сильнее ощущал Вася тягу к учебе. Желание было, а вот школы не было. И только в 12 лет стал Василий учеником первого класса.

Жадно тянулся он к грамоте, наверстывая упущенное. Тяга к знаниям и привела парня в Ульяновский педрабфак. Потом стал учительствовать в небольшой деревенской школе в Прокопьевском районе. Свой первый урок Морозов, конечно (как и каждый учитель), хорошо помнит. Так же ярко живет в его памяти и последний урок, он провел его 14 сентября 1939 года.

Не успел закончить — срочно вызвали в военкомат. Надел Василий военную форму и начал службу.

Сначала рядовым красноармейцем 31-го полка Забайкальского военного округа, а к июню 1941 года был уже лейтенантом.

В Тюменском военном училище получил отличную армейскую подготовку, стал хорошим воином. Упорству его можно было позавидовать. Он всегда чувствовал себя в ответе за происходящее и стремился все время поддерживать в своих солдатах боевую готовность: и когда учил новичков, и когда командовал взводом, и потом, на передовой.

На фронт попал Василий в феврале 1942 года с группой лыжников из Казани. Там, на Калининском, он вскоре принял взвод разведки 417-го стрелкового полка 21-й гвардейской дивизии. Разведчики приняли его в свое братство не сразу. Заслужил Василий Макарович их искреннюю дружбу только личной отвагой, умелым и решительным командованием, добрым сердцем.

Вспоминал он такой случай.

Много дней по линии фронта стоял сплошной орудийный гул. Фашисты напирали. По железной дороге немцы гнали эшелоны с техникой и живой силой. Что замышлял враг? Вот тогда и получили разведчики Морозова приказ — добыть «языка» хоть из-под земли.

Короткая летняя ночь на 15 июня 1942 года, урезанная поздними сумерками и ранним рассветом, торопила бойцов. Ползли долго. Морозов еще днем все внимательно изучил и хорошо знал: есть два дота, в каждом из них стоит по станковому пулемету.

Яркими кометами вспыхивали в ночном мраке осветительные ракеты, и тогда плотнее припадали к земле, к пахучему разнотравью солдаты. И все-таки их засекли. Фашисты ударили из шмайсеров длинными очередями, не жалея патронов. И вот уже через минуту заговорили пулеметы.

Но Морозов упорно пробирался вперед. Пули стегали совсем рядом. Свинцовые струи перекрещивались и снова расходились в стороны.

Вдруг боль пронзила левую руку. Уже потом, в санбате, когда бинтовали искалеченную кисть, он узнал, что две пули прошили кожу ладони и срезали мизинец. Но тогда, скрипя зубами, он достал гранату, сорвал кольцо и швырнул ее в бойницу. Вторая полетела в проем двери. Грохот сдвоенного взрыва потряс бетонный колпак.

В это же время вторая группа разведчиков штурмовала соседний дот. Неожиданно появились немцы. Василий раз за разом разрядил в них свой карабин. Из пяти четверо были скошены, а последнего, легко раненного, схватили и обезоружили. Перетащили в дот. В этот момент со стороны деревни резанула струя свинца, и началась беспорядочная стрельба. К счастью, никого не задело. Одна из пуль, видимо, разрывная, зацепила карабин. Сначала Василий ничего не сообразил, но когда неожиданно рвануло из рук винтовку, что-то ударило по глазу, и кровь потекла по щеке, понял, что произошло. Раненный вторично, он продолжал командовать операцией. Отбиваясь от наседавших фашистов, ведя с собой захваченного «языка», сгибаясь под тяжестью патронных лент, бойцы возвращались назад.

В боях на литовской земле, командуя батальоном все того же 417-го стрелкового полка, Василий получил три ордена. Все три были орденами Отечественной войны. Первый украсил его грудь, когда ломали оборону немцев и освобождали города Биржай и Плунге. Два других — память о реках, которые пришлось форсировать.

День Победы навсегда остался самым ярким событием его жизни. Только не верилось, что наступил мир.

Василий Макарович снова возвратился к учительскому труду в свой поселок «8 Марта».

Память об отважном солдате бережно хранится в семейном архиве.

Автор: М. ЖИВОПИСЦЕВ.

Источник: Подвиг на все времена. Том № 1. Год выпуска 2005.

Морозов Василий Макарович фото 1

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас