ГВАРДИИ РЯДОВОЙ ВАСИЛИЙ МЕЛЕНТЬЕВ

Вячеслав Старцев
 108

Мелентьев Василий Ильич

Белов, А. Гвардии рядовой Василий Мелентьев / А. Белов // Беловский вестник. 2005. 13−20 мая (№ 53). С. 4.

Все дальше уходят от нас годы великих испытаний, все меньше и меньше остается в наших рядах свидетелей и участников тех событий, которые в истории человечества повторялись лишь дважды и объединены были одним именем — Мировая война.

С одним из таких людей мне посчастливилось недавно познакомиться. Правда не на параде, не в торжественной обстановке, а в палате железнодорожной больницы, где на время лечения свела нас судьба.

— Василий Ильич Мелентьев, гвардии рядовой, — представился он мне в духе нынешнего, юбилейного времени. А я в свою очередь не упустил случая склонить ветерана к воспоминаниям о жизни и о службе фронтовой.

В алтайское село Сузок, где жил в то время Василий Мелентьев, шестерым парням одновременно прислали повестки в армию. На сборный пункт надо было ехать в районный центр. Вася, хотя по возрасту до призывного возраста явно не дотягивал, отставать от ребят не захотел. Втайне от семьи, без документов и харчей, двинулся он за компанию с друзьями. Конечно, на сборном пункте отважного парнишку и слушать никто не стал, тем более, что следом вся в слезах примчалась мать. Но решимость Василия тоже было не просто укротить. Когда новобранцев на бричках повезли в Бийск, он прыгнул в одну из них — и был таков.

Сейчас Василий Ильич расценивает своей поступок так: «Сами посудите. Отца призвали на фронт в 1941 году. Там же, под Воронежем, он и погиб. Кто за него отомстит, как не я, старший сын? Да и от друзей мне тогда отставать не хотелось».

Себя Василий в ту пору считал взрослым. Уже работал в МТС — слесарем по ремонту сельхозмашин. В Бийске «нахаленка» зачислили в роту ПТР 91-го учебного полка. Но на первом же испытательном полигоне при выстреле из противотанкового ружья тщедушного паренька отбросило в сторону на приличное расстояние. Перевели Василия в стрелковую роту и дали в руки винтовку.

Прошло немного времени, и эшелон с новобранцами отправился на запад — догонять войну. Формировались в Дорогобуже и далее через Вязьму, Смоленск, Витебск — на Третий Белорусский фронт. Шли ожесточенные бои, постоянно приходилось участвовать в прорывах немецкой обороны.

Однажды полк, где служил Мелентьев, глубоко вклинился на территорию расположения противника, а фланги отстали. В итоге бойцы оказались в окружении, а фашисты начали методично уничтожать их минометным огнем… В один из таких моментов Василия контузило. Когда очнулся, ни своих, ни фашистов вокруг не было. Только на пятые сутки скитаний разыскал он свою дивизию, где его давно уже посчитали погибшим и даже «похоронку» успели домой отправить.

Немного времени понадобилось Василию, чтобы возмужать и набраться фронтового опыта. Война — учитель хороший. Но она подбрасывала молодому солдату все новые и новые испытания. С боями подошли к реке Неман. Василий, детство которого прошло в алтайских степях, плавать не умел и, набивая мешок соломой, готовился к бесславной гибели в водах «забугорной» реки. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает… Пришел приказ повернуть армию на север в сторону Риги и направить на ликвидацию Курляндской группировки. У парня отлегло от сердца: что ни говори, а земля понадежнее воды. Но на войне как на войне — куда бы ни послали, везде трудно.

Бои в Прибалтике были невероятно тяжелыми. Линия фронта была здесь со всех сторон, кроме немцев, встречались остатки финских подразделений, уже проявляли себя будущие «лесные братья». В одном из боев Василий Мелентьев был ранен в руки и ноги. А дальше медсанбат, госпиталь, три месяца лечения и снова фронт.

После выздоровления Мелентьева направили в 33-ю гвардейскую дивизию Второго Прибалтийского фронта и назначили в полковую разведку.

Нужно отметить, что сибиряков часто определяли в разведку, полагая, что если парень из Сибири, то обязательно охотник-следопыт, с чутким ухом и острым глазом, и вот нашему новоиспеченному гвардейцу в первой же операции невероятно повезло, Разведчики благополучно перешли нейтральную полосу и через предварительно подготовленные лазы в колючей проволоке проникли на вражеские позиции. Василия оставили около проходов, чтобы потом не заблудиться, а вся группа двинулась дальше. Но не успел наш «охотник «развернуться, как нос к носу столкнулся с немцем. Мгновение они молча смотрели друг на друга, однако Василий очнулся первым и буквально прошептал: «Хенде хох». Немец поднял руки. Условным знаком боец позвал товарищей, которые и уйти-то далеко не успели. Вот так удачно началась служба Мелентьева в полковой разведке.

Особо запомнилась и разведка боем. Тогда они пленили и привели в штаб 17 немецких офицеров. За этот подвиг наградили Василия Мелентьева орденом Славы третьей степени. В ту пору воевали они уже на немецкой земле. Восточная Пруссия была одним из оплотов обороны уже обреченной фашистской Германии. Как ни хвалились немцы неприступностью Кенигсберга, но и он был взят нашими непобедимыми и легендарными войсками. А у нашего ветерана на память об этом сражении осталась медаль «За взятие Кенигсберга».

Война на западе подходила к концу. Берлин был окружен и повержен соединениями других фронтов. А Василий Мелентьев и его товарищи встретили Победу в Восточной Пруссии. Однако война закончилась не для всех…

33-я гвардейская дивизия вместе со вспомогательными службами грузилась в вагоны. Радость была неописуемая — возвращаемся на Родину. Но была одна особенность. Эше­лоны мчались на восток исключительно по ночам. Остались позади Москва, Урал, Омск, Новосибирск, а они все ехали и ехали. Слухи о войне с Японией оказались не напрасными. Солдат снова везли на битву.

Дивизия вошла в состав Четвертого Забайкальского фронта. Маршрут продвижения был засекречен.

От Улан-Удэ до Улан-Батора двигались довольно сносно, а далее предстояло преодолеть пустыню Гоби — расстояние 300 километров. Это было испытание невероятнейший сложности. Днем — невыносимая жара и раскаленный песок. Передвигаться приходилось только ночами, причем в полном боевом снаряжении. Люди спали на ходу, а некоторые прямо сонными уходили в сторону и пропадали. Воды катастрофически не хватало. За глоток влаги отдавали часы. Тут-то и припомнился Василию полноводный Неман, как манящий мираж.

А впереди солдат ждала еще более серьезная преграда — горная цепь Большого Хингана, где отдельные точки возвышались над уровнем моря на 5000 метров.

Нередко в пропасть срывались и кони, и люди, и тяжелые орудия. Но, как и в суворовские времена (помните знаменитый переход через Альпы), преодолел русский солдат все преграды и оказался на вершине большого Хинганского Хребта. Василий Ильич вспоминает о том, как в составе группы разведчиков они первыми спустились с гор и оглянулись назад. От восторга у них перехватило дыхание — с гор на равнину спускалась целая танковая армия с красными звездами на башнях. Разведчики диву давались, каким образом смогла эта механизированная лавина преодолеть Хинган втайне от своих, не говоря уже о японцах, считавших пустыню и хребет непреодолимой естественной преградой. Оказавшись в тылу врага, наша армия стремительно двинулась на восток, сметая на своем пути отдельные оборонительные заслоны. Япония капитулировала. Китайская народная армия прогнала чанкайшистов на остров. До 1950 года Василий Мелентьев продолжал службу в Порт-Артуре. Занимался ре­монтом военной техники для передачи ее Китайской армии.

Из Китая Василий Ильич вернулся уже не в Алтайский край, а в Белове, где к тому времени уже обосновался его брат. Поступил на завод «Кузбассрадио» в инструментальный цех. Семью завел. Вырастил двух дочерей и двоих сыновей. А на заводе проработал более 36 лет и в основном мастером, е его трудовой книжке записи более чем о ста поощрениях. А за активную творческую работу присвоили Василию Ильичу звание «Лучший рационализатор Кузбасса».

— Везло мне на общественную работу, — с улыбкой говорит Василий Ильич.

И действительно, в последние годы службы в армии издавал он стенную газету и на заводе его знали как рабкора многотиражной газеты и фотографа-любителя. Свой «заслуженный отдых» Василий Ильич тоже активно совмещал с общественной работой, был одним из лучших председателей уличного комитета.

Так и несет этот замечательный человек по жизни звание «Гвардии рядовой нашего народа». И дай Бог ему здоровья!

Анатолий БЕЛОВ.

Документы:

Ссылка 1

Ссылка 2

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас