САЛЮТ ПОСЛЕДНИЙ И ПРОЩАЛЬНЫЙ. Мартынов Иван Николаевич.

Вячеслав Старцев
 27

Мартынов Иван НиколаевичМартынов Иван Николаевич

На двери квартиры табличка с изображением ордена Отечественной войны и фамилией ветерана — Ивана Николаевича Мартынова. Соберешься заглянуть — не заблудишься.

— Ну, мать, пошел я, прогуляюсь, — эти слова Раиса Ивановна Мартынова слышала от мужа каждый день. И каждый день он отчитывался, о прогулке.

— Если бы только знала, что там строят, что там делают…

Правда, поначалу, когда парк перед административно-бытовым корпусом Бачатского разреза вырубили, Иван Николаевич сильно огорчался. Когда-то он и его товарищи сажали эти деревья, и смотреть на вырубку было горько. Хотя, по сути, ясно, что тополь — не самое лучшее дерево для озеленения: растет быстро, зато и стареет так же быстро. А уж пух тополиный никому не в радость… В общем, когда мемориальный комплекс уже стал принимать видимые очертания, ветеран успокоился. Ему все больше и больше нравилось это место, он с интересом наблюдал за ходом строительства и делился впечатлениями с женой.

Раиса Ивановна по причине больных ног из дома выходила очень редко.

Мемориал сдавался в две очереди. В один год вырос памятник солдатской славы, а ту часть, которая была посвящена славе трудовой, и фонтан открыли ко Дню шахтера и 55-летию предприятия.

О чем думал старый солдат у обелиска? Может, о том, как в неполные семнадцать лет пошел в армию. Вначале учился на снайпера.

Может быть, о том, как буквально остолбенел в первом бою. А когда очнулся, то увидел вокруг страшную картину, погибших товарищей…

Тем, кто не был на фронте, кажется, что операция по форсированию Днепра проходила в одном месте и в один час. А между тем эта река в течение нескольких месяцев на многие сотни километров являла собой линию фронта, и у каждого солдата был свой Днепр.

Иван Мартынов переплывал реку вместе с командиром, майор плавал плохо и все надеялся на помощь Ивана. Тот же, выросший у воды, подбадривал старшего по званию — так и перебрались. Важно было узнать, чист ли берег, но фашисты, видимо, затаились и, когда началась переправа, открыли огонь. Однако ответный бой было давать некому. Обстреляв переправу, гитлеровцы спешно отступили, подожгли все, что могло гореть.

Про бывалого человека говорят, мол, прошел огонь, воду и медные трубы… Медные трубы славы тоже были в судьбе Ивана, но уже много лет спустя.

А вот огня и воды на его долю только за месяцы боев выпало с лихвой. Кроме Днепра были и другие реки. Например, Неман. А болота белорусские?! Кто их испытал, тот не забудет. Они шли по многострадальной земле, и кровь закипала в жилах от увиденного.

В одной из сожженных деревень встретил освободителей седой, немощный старик.

— Спасибо, сынки, один я вас дождался. Все, кто живые, убежали из деревни. А я прятался и не мог оставить родную землю…

Рабочие, строившие мемориал, уже привыкли к этому седому пожилому человеку, который приходил на площадку почти каждый день, подолгу задерживался здесь.

Присядет где-нибудь и то ли наблюдает, то ли думает о чем-то своем.

Оцепенение, которое испытал Иван Мартынов в первом бою, прошло быстро. Шустрый паренёк старался быть везде первым. И бывалым солдатам не раз приходилось сдерживать его пыл: — Побереги себя, Ваня.

Война быстро наделяла мудростью даже восемнадцатилетних.

И привычные с детства понятия приобретали иной, более глубокий смысл. Что, к примеру, значило для сельского паренька слово «земля»? Прежде всего — кормилица. Но на себе почувствовал Иван, как может защищать родная земля.

На ту высотку он вызвался ползти первым. На ней оборудовали огневую точку, которая контролировала открытую местность. А тут наварили солдаты картошечки с тушенкой. Мартынов и взялся доставить еду пулеметчикам. Половину пути проделал без осложнений. А потом зажужжали пули со всех сторон. Вжался солдат во вспаханную борозду и почувствовал, как земля его притягивает, будто к себе прижимает. Вот и снова остался он живым…

О силе материнской любви многие тома написаны. А вот о силе материнской молитвы каждый в сердце свое понятие носит. Много было на фронте таких ситуаций, которые Иван Мартынов мог объяснить только оберегающей силой материнской молитвы.

Вот хотя бы этот случай. Расположились солдаты на привал.

Ваня, как самый молодой, за ведро и к речке — воды набрать. Зачерпнул водицы, оборачивается — а перед ним немец. Откуда взялся — неизвестно. А у Ивана, кроме ведра, ничего нет. Немец пистолет вытащил. Ну, все — прощай, мама! Раздался выстрел, и упал вражеский солдат, как подкошенный. Дуло пистолета он себе в висок направил. Испугался, видимо, что даже если убьет одного русского, все равно в плен попадет или будет пристрелен. А Иван-то ситуацию на себя примерял. Он бы до последнего патрона бился. Светлая память мамочке, любви ее бесконечной — ни одна пуля не коснулась её сынка Ивана Мартынова.

С чем пришел солдат с фронта? С орденом Славы и с боевыми медалями. А ещё с песнями. Не расставался с ними всю жизнь. Они, как боевые товарищи, были всегда рядом, через них он изливал свою душу и вспоминал…

В той белорусской деревне их часть на несколько дней остановились на отдых. Селение было сильно разрушено, а люди просто морально сломлены. И тогда солдаты устроили концерт. И песня свое дело сделала, воспрял народ духом.

В декабре 1944 года молодого солдата, уже имевшего и боевой опыт, и награды, направили в военное училище. Иван ехать не хотел. Но уговорили старшие товарищи.

— Езжай, Ваня, ты уже навоевался, офицером будешь хорошим. А пока ты учишься, глядишь, и война закончится.

Так оно и вышло. Но и после войны Мартынов продолжал учиться, закончил среднее, потом высшее училище и ещё два года служил в армии уже в офицерском звании. Однако посвятить свою жизнь армейской службе не пожелал. И по дому соскучился. Матери хотелось помочь, уж очень трудно жили родные его в Башкирии.

Каждый раз Иван Николаевич рассказывал жене все новые и новые подробности стройки, как расцветает поселок. Почти пятьдесят лет связывали Мартыновых с Бачатским. Здесь выросли их сыновья, здесь Ивана Николаевича нашла слава, теперь уже не боевая, а трудовая.

Иван, привыкший сразу принимать решения, и женился очень быстро. Увидел девушку, поговорил и сразу предложил ей выйти за него замуж. А ведь девчат-то в послевоенную пору вокруг было немало. Но сердце зажгла именно эта серьезная, очень скромная девушка.

Рая, смутившись от неожиданности, сразу же отказала фронтовику.

— Не готова я замуж.

— Как так не готова? Ты ж уже взрослая. Двадцать один год.

— Семья у нас большая, бедная. Нет у меня в приданное, ни подушек, ни постели.

— Вот ведь глупая. Разве ж я на постели жениться собрался? Я ж тебя выбрал!

Подружили молодые две неделе и связали свои судьбы на всю жизнь.

В Сибирь Иван с Раисой приехали, имея уже двоих сыновей.

Мамы плакали, мол, сами себя дети на ссылку обрекли. А молодые писали, как хорошо они устроились, какое прекрасное снабжение в поселке (в Башкирии с продуктами было очень плохо). Им не верили и жалели.

Новый фонтан у мемориала просто зачаровал Ивана Николаевича. Глядел он на радужные брызги и вспоминал другую свою радугу — в струе от гидромонитора. Товарищей своих по бригаде вспоминал…

В 2001 году на Бачатском отмечали пятидесятилетие гидровскрыши. Особое значение этой дате было придано совершенно не случайно. Пятьдесят лет назад на молодом разрезе крайне не хватало техники, а нужно было ускорить подготовительные работы, по быстрее открыть дорогу к большому углю.

Новая технология вскрышных работ стала именно той самой палочкой-выручалочкой, позволяющей значительно и с минимальными затратами увеличить объемы добычи угля. Специалисты доказали, что уборка наносных пород на разрезах вдвое эффективнее вывозки вскрыши железнодорожным транспортом и вчетверо — автомобильным.

И за годы работы на разрезе гидромеханизаторы подготовили фронт работ для предприятия более чем на 50 лет вперед, открыв верхние слои глины, преграждающие дорогу к углю. Суть метода проста. Наносы, а толщина глиняного пласта порой достигает 60 метров, смывались струей оборотной воды. Это был самый экономичный метод вскрыши. Бачатский стал пионером в истории его освоения. Инженеры предприятия произвели целый ряд исследований в этой области.

А воплощали эти передовые идеи в жизнь непосредственно на участке гидромеханизации, здесь тоже шел свой поиск резервов, рождались новые предложения.

Имя Мартынова в истории гидромеханизации — легенда. На счету его бригады немало рекордов, в том числе и мировых. Год за годом наращивали здесь объемы, повышали производительность труда. Первыми решили бороться за миллионную нагрузку на установку. А через несколько лет довели этот результат до 1 миллиона 729 тысяч кубометров грунта на установку за сезон.

Тех, кто разрабатывал эту технологию, внедрял и совершенствовал ее, страна отметила высокими наградами. Целая группа специалистов в 1967 году стала лауреатами Государственной премии. В их числе и Иван Николаевич Мартынов. Годом раньше ему был вручен орден Ленина.

На юбилейные торжества в честь 55-летия разреза, на открытие мемориала трудовой славы Иван Николаевич получил особое приглашение.

Николай Алексеевич Чалкин, заместитель директора разреза принес его лично, чем особо уважил ветерана.

Обсуждая предстоящий вечер, Иван Николаевич уговаривался с Раисой Ивановной, мол, приду вечером и будем с балкона салют смотреть. Но вот уже и салют отгремел, и народ разошелся, а Мартынов все не возвращался.

Раиса Ивановна не на шутку встревожилась.

— Что ж ты, Ваня, так поздно, — попеняла она пришедшему, наконец, мужу.

— Дау фонтана посидел, — ответил задумчиво Иван Николаевич, как бы нехотя отрываясь от своих мыслей.

На следующий день он, как обычно, пошел на прогулку… Ноги сами несли его в то место, где тревожилась и волновалась его память. Он снова и снова вглядывался в лица товарищей на фотографиях, он опять уносился мыслями в прошлое… и не вернулся назад.

Сердце ветерана Великой Отечественной войны, лауреата Государственной премии СССР, кавалера ордена Ленина, полного кавалера «Шахтерской славы» Ивана Николаевича Мартынова остановилось 26 августа 2004 года на площади перед мемориалом ветеранам войны и труда Бачатского разреза.

Салют, прогремевший накануне вечером, был последним и прощальным в его жизни.

Автор: Л. ЗОРИНА.

Источник: Подвиг на все времена. Том № 1. Год выпуска 2005.

Мартынов Иван Николаевич в годы войны

Мартынов Иван Николаевич фото 1

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас