Гемешев Иван Васильевич

Вячеслав Старцев
 617

Гемешев Иван

Боевой путь от Москвы до Кенигсберга прошел беловчанин Иван Васильевич Гемешев.

Был трижды ранен, но не поддался ни врагу, ни болезням, может быть, еще и потому, что идет по жизни с песней…

ЖИВОЙ

Ивана призвали в армию в августе 1941 года. К. тому времени после окончания Бакинского училища он уже работал на буровой в Оренбургской области.

Сорок дней, практически с нуля, обучали новобранцев в полевом лагере.

А потом — на передовую.

— Сдали Калинин, сдали Ржев,-с горечью вспоминает Иван Васильевич. И добавляет, что так тяжело, как под Москвой, не было нигде. Это при том, что позже пришлось ветерану участвовать в самых кровопролитных сражениях: под Таманью, в Белоруссии, под Кенигсбергом.

Много сел и деревень повидал на своем пути солдат. А вот деревню Акулово, в районе Можайского шоссе, запомнил на всю оставшуюся жизнь. От деревни в ту пору осталось лишь название, даже печные трубы обвалились. Именно в том районе прорвались немецкие танки.

Часть, где воевал Гемешев, получила приказ: танки пропустить и вступить в бой только с пехотой, которая шла следом. Стряхнув землю (после прохода танков окопы основательно засыпало), Ваня Гемешев рванулся выполнять приказ. Но старший товарищ его остановил:

— Погоди ты, под пулю еще успеешь! Нужно подпустить врага ближе и бить наверняка. Бессчетное количество раз в своей жизни вспоминал Иван Васильевич ту заботу о новобранцах, которую проявляли в бою бывалые солдаты, и уверен, что именно благодаря ей остался ЖИВЫМ.

Кстати, когда их дивизия пошла на переформирование, в ее составе из нескольких тысяч осталось только двести пятьдесят человек. Все остальные сложили свои головы, защищая столицу.

ПОДАРОК С ФРОНТА

Через много лет после войны попал Иван Васильевич в Барнаульский госпиталь для ветеранов Великой Отечественной.

Там ему сделали операцию и удалили осколок снаряда, который сидел в теле почти сорок лет.

Хирург подарил солдату маленький, с горошину, кусочек металла на память. И с тех пор носит Иван Васильевич этот талисман.

Положит в кошелек, там он и лежит, как основной капитал.

Другой осколок — всегда при нем, по-прежнему в стопе. Об этом свидетельствуют последние рентгеновские снимки. Врос металл в тело солдата навечно.

За три с половиной года непосредственного участия в боевых действиях Гемешев был ранен трижды.

Под Москвой ему оторвало палец на руке. Но Иван даже в госпитале не остался. Некоторое время помогал в медсанбате, пока рана не зажила.

ПУТЬ-ДОРОЖКА ФРОНТОВАЯ…

Сказать, что мерил Гемешев дороги фронтовые собственными ногами, было бы не совсем точно. С 1942 года посадили солдата за руль «полуторки», и до Победы он уже доехал. Возил снаряды, раненых, продовольствие. Да мало или что нужно фронту. Попадал под бомбежки, застревал в непролазной грязи.

Как-то угодил под вражеский налет — «мессер» расстрелял его машину. Иван вез тогда снаряды на передовую. Благо успел выскочить и отбежать. Машина взорвалась вместе с боеприпасами.

А Гемешев, добравшись до свой части, попал под арест. Ретивый «особист» обвинил шофера в том, что он умышленно сорвал артподготовку.

Но командир спас солдата, посоветовав докучливому офицеру умерить пыл:

— Это что тебе, сорок первый год?

На календаре был 1944-й. И свою верность Родине Иван Гемешев уже не раз доказал.

Потом солдату дали новую машину. А до конца войны он успел покрутить и руль американского «Студебеккера». Так что об особенностях каждого автомобиля, о «качестве» фронтовых дорог бывший фронтовой шофер может много рассказать. Как говорится— проверено на себе.

ОН НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ

После войны фронтовой стаж стали считать день — за три. Но там, на передовой, счет времени был совсем иным. Порой минута оплачивалась жизнью. И, как говорит Иван Васильевич, самым тяжелым на фронте было терять друзей. Тех, с кем пережил и горечь отступления, и радость побед, с кем съел пуд соли, с кем братался в окопах.

Особенно тяжело было переживать утраты на подступах к победе, когда, казалось бы, самое страшное уже позади.

Маленький прусский городок Бартенштайн остался в памяти Ивана Гемешева прежде всего потому, что там осталась могила его фронтового друга — Родиона Кружко.

Командир полка поспешил отчитаться о взятии городка.

Слово — не воробей. И тогда, уже во что бы то ни стало, нужно было подтвердить рапорт. А городок-то оказался крепким орешком, и фашисты там сопротивлялись отчаянно. Потери оказались неоправданно большими. В: бою получил тяжелое ранение и Родион. А пока Иван отвозил раненых в госпиталь, Кружко умер в медсанбате.

Друзья сами выкопали могилу и похоронили Родиона. Иван распрямил немецкий котелок и выбил на ней имя своего товарища. До сих пор он помнит все это до мельчайших деталей и сожалеет, что могила получилась неглубокой — почва оказалась очень каменистой.

А потом он написал письмо в Запорожье, на родину Родиона, рассказал родным, как геройски воевал дорогой им человек.

Гемешев Иван Васильевич

БОЕВЫЕ СПУТНИКИ

Война разбросала бывших однополчан по всей стране. И первое время им было не до встреч. Всем жилось трудно. Но никто из солдат не забыл о своих боевых товарищах. Хранил эти воспоминания и Иван Васильевич.

И судьба подарила ему встречи с боевыми спутниками.

Первая из них связана со строительством Колмогоровского микрорайона в Белове в середине шестидесятых годов.

Иван Васильевич возил кирпич с Чертинского кирзавода. Пока ожидал погрузку, заглянул в магазинчик. Там его окликнул

очень высокий, плотный мужчина. Назвал Гемешева по имени, а потом произнес и фамилию.

Вглядываясь в лицо этого человека, Гемешев никак не мог его узнать.

А когда тот представился, Иван Васильевич просто опешил. Встретить в Белове бравого старшего лейтенанта Александра Ивановича Репина, который возглавлял десантную группу, высаженную в тыл противника в районе Керченского пролива, Иван Васильевич никак не ожидал. Тогда, в 1943 году, благодаря этому опытному разведчику, группа отлично выполнила поставленную задачу, обеспечившую благополучное продвижения дивизии. Именно сноровка, отвага, опыт командира спасли солдатам жизнь. Ведь, честно говоря, не только Иван, но и другие участники операции прыгали с парашютом в первый раз.

Кстати, за ту удачную операцию в районе Тамани Иван Васильевич был отмечен медалью «За отвагу».

А их дивизия впоследствии стала называться Таманской.

Гемешев и Репин воевали вместе всего несколько дней.

Кто этот лейтенант, откуда он, не знал никто из солдат. Да и о городе Белово Иван Гемешев в ту пору даже не подозревал. Семья-то его жила в Молдавии, потом эвакуировалась В Новокузнецк, куда и прибыл Иван в 1947 году после окончания службы. А потом переехал в Белово. И вот надо же — такая встреча.

В тот вечер Гемешев домой не вернулся, а остался у боевого товарища. Засиделись они с Александром Ивановичем далеко заполночь и все вспоминали, вспоминали…

Потом они больше связи не теряли, Александр Иванович Репин работал главным энергетиком каменного карьера. Вот только срок жизни этому человеку был отпущен небольшой.

С еще одним боевым другом, Василием Никифоровичем Марышевым из Саратова встретился Иван Васильевич благодаря красным следопытам из кемеровской школы № 89.

Именно ребята прислали ему адрес потерянного товарища.

Василий и Иван ездили друг к другу в гости, дружили семьями. А потом Гемешев летал в город на Волге, чтобы проводить Василия в последний путь.

СОЛДАТУ — ОТ ПРЕЗИДЕНТА

В этот ухоженный, аккуратный домик на окраине Старо-Белово почтальоны приносят письма с очень солидными адресами. Пишут бывшему солдату и президенты, и губернатор, и глава города.

С гордостью показывает Иван Васильевич праздничную почту.

На одном из конвертов значится: «Москва, Кремль» — это поздравления от российских президентов — Владимира Владимировича Путина и Дмитрия Анатольевича Медведева. Необычный конверт в форме большого солдатского треугольника — от президента Лукашенко, с благодарностью за освобождение Белоруссии.

Приятно солдату, что его не забыли. Кстати, о «кузбассовцах», принимавших участие в освобождении Белоруссии: вышла специальная книга, есть в ней фронтовые фотографии и нашего земляка.

Но больше всего греют сердце ветерана внимание и забота близких. Хотя Иван Васильевич и сам еще держится молодцом: и в доме, и в огороде управляется, но помощь и поддержка всегда рядом.

Троих детей вырастили они вместе с супругой.

Елена Андреевна ушла из жизни несколько лет назад.

Но дети и внуки не дают главе семьи почувствовать себя одиноким. Забота и поддержка всегда рядом. На самом видном месте в доме фотографии любимых красавиц Ивана Васильевича — его внучек и правнучек.

МЕДАЛЬ ЗА ГОРОД КЕНИГСБЕРГ

Для всей семьи фронтовика День Победы — самое главное торжество.

В канун такого праздника в 2007 году получил Иван Васильевич областную награду — медаль «За честь и мужество».

Сейчас она одна на выходном пиджаке ветерана. По скромности фронтовик носит только орденские колодки.

А ведь ему есть что показать: ратный подвиг Гемешева отмечен орденом Славы — тем самым, с георгиевской ленточкой, орденом Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и множеством юбилейных наград.

Но главной своей наградой он считает жизнь — радуется каждому дню.

И с гордостью, с песнями всегда встречает Победный Май.

Фронтовые песни — самые главные в репертуаре лихого гармониста Ивана Гемешева. В них вся его судьба.

Поставь в нужном порядке — и сложится биография.

Одна из самых любимых — «Ехал я из Берлина», а еще и «Песенка фронтового шофера», и «Враги сожгли родную хату».

Только на груди у него медаль не за Будапешт, а за Кенигсберг.

Автор: Л. Зорина.

Из книги «Подвиг на все времена» том № 2; 2010 года издания. Белово.

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас