Егоров Фёдор Михайлович. С ГАРМОНЬЮ И МИНОМЁТОМ.

Вячеслав Старцев
 1841

Егоров Фёдор МихайловичЕгоров Фёдор Михайлович

Три ордена Отечественной войны, орден Красной Звезды и множество медалей — вот оценки за ратный труд офицера, командира взвода минометчиков Федора Михайловича Егорова.

До призыва в армию, а случилось это в 1942 году, Федор успел окончить девять классов, освоить несколько сельских специальностей и… жениться. Торопился, боялся, что красавицу Татьяну кто-нибудь уведет. И письма молодой жене он первое время писал каждый день, потом позже, а уж когда армия перешла в решительное наступление, совсем стало не до писем.

В 1942 году, после трех месяцев учебки, попал Егоров в Кемеровское пехотное училище на отделение минометчиков. Он и сейчас считает, что повезло ему. Радиус действия их минометов был около шести километров, то есть они всегда стояли на два-три километра от передовой. Может, потому и живым вернулся Федор домой, и ранен был всего один раз. Случилось это в октябре 1943 года, на Днепре.

Днепр Егорову пришлось форсировать дважды. Первый раз их взвод переправился через реку, расположился на вражеском берегу, выпустил в сторону противника весь боезапас. И тут фашисты, которые находились в более выгодной позиции и простреливали местность с высотки, как дали…

Те, кто остался в живых, отступали вплавь. Уже раненный в плечо Егоров плыл вместе с товарищем, держась за бревно, но тот так и не достиг своего берега. Погиб уже в воде.

После лечения в госпитале Федор вновь переправился через Днепр, теперь уже окончательно.

Степной, Воронежский, Второй Украинский, Первый Украинский фронты — в их составе и воевал минометный взвод лейтенанта Егорова.

А начал Федор свой боевой путь под Харьковом, в марте 1943 года, на родине своей жены. Весна силу набирала, сады расцветали, а он, простой сибирский парень, который и фруктов-то никогда не едал, ничего этого не замечал.

В конце июня 1943 года полк, в котором воевал Федор Егоров, в спешном порядке перебросили под Курск. Минометчиков расположили по оврагам и лощинам, обеспечили большим количеством боеприпасов.

— А ранним утром 5 июля, — вспоминал Федор Михайлович, — началось светопреставление.

По расположению немецких войск ударили все виды нашей артиллерии и авиации. Стоял беспрерывный, оглушающий гул. Рвались мины, снаряды пушек разных калибров, через головы с визгом пролетали ракеты «катюш», бомбардировщики каруселью кружили над немецкими окопами. Сбросив бомбы, они улетали, их сменяли ИЛы-штурмовики.

— За всю войну я не видел такого огня, — подводит Федор Михайлович итог сказанному.

О великом значении Курской битвы он узнает много позже. Но и без статистических данных все, кто принимал участие в этом грозном сражении, понимали, какую роль оно сыграло в той войне. Кстати, именно за участие в Курской битве и получил Егоров свою первую награду- орден Красной Звезды.

После Днепра воевалось веселее. До границы было уже совсем близко. Егоров, как и многие его товарищи, надеялся, что как только выгонят фашистов с территории Советского Союза, на том война и завершится.

Границу СССР прошли без особых «торжеств» и двинулись дальше, чтобы добить фашистского зверя в его же логове. Потом была Польша и Сандомирский плацдарм, где «задержались» до января 1945 года. А в первые дни мая Егоров и его товарищи был уже в Дрездене. Основательно разрушенный американской авиацией город представлял собой печальное зрелище.

Однако минометчикам Егорова разглядывать руины долго не пришлось. Срочно двинулись на Прагу. Пока добирались, операция была уже завершена. Город праздновал победу. Однако в Чехословакии пришлось пробыть еще полгода, ликвидировали разрозненные соединения фашистов, которые никак не хотели сдаваться.

Потом их часть перебросили в Австрию. И, наверное, только здесь увидел Федор Егоров и природу, и сады, и весну 1946 года. В том же году он получил отпуск. И поехал на родину, где вот уже четыре года ждала его жена. Тогда и состоялась запоздалая свадьба с печалью пополам, потому что помянули за праздничным столом погибшего без вести отца и всех тех, кто не дожил до светлого дня.

Забрав молодую жену, поехал Федор дослуживать на Украину. А через год вернулся домой в деревню Уткино. Не прельстили Федора Михайловича чужие красоты, домой он хотел нестерпимо.

Дальнейшая жизнь ветерана сложилась так, как у всех людей, его поколения. Трудился, не покладая рук. Растил и учил трех дочерей. Любопытно, что он никогда не летал на самолете. А иначе, наверное, не прошел бы контроль на металлоискателе. Ведь до конца своих дней носил в спине немецкий осколок. Он и в отпуске толком ни разу не был, считая, что в годы войны достаточно попутешествовал.

Работал Федор Михайлович в системе райпотребсоюза, на пенсию ушел из треста «Кузбассгражданстрой-3».

В канун 55-летия Победы получил Егоров уведомление от самого президента о присвоении очередного воинского звания и стал старшим лейтенантом.

На войну Федор ушел с гармошкой, с ней воевал на Курской дуге, с ней прошел пол-Европы, с ней в 1947 году вернулся домой. Верная хромка вынесла все тяготы фронтовой жизни. Радовала бойцов в победные дни, поднимала настроение в дни печали.

Все военные песни были ей по силам. А ее хозяин не соблазнился ни на один трофейный инструмент. И домой вернулся вместе с голосистой подружкой.

Он не расставался с гармонью до конца своих дней.

Автор: Л. ЛЕЗИНА.

Егоров Фёдор Михайлович фото 1

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас