ТРАВА У ДОМА. Богданович Николай Александрович.

Вячеслав Старцев
 1181

Богданович Николай АлександровичБогданович Николай Александрович

Только годы спустя в полной мере осознаю, какую непростую жизнь прожили мои родители. Но жизненные перипетии, перенесенные невзгоды не вытравили в них высокой человеческой культуры, сострадания, уважения друг к другу и к окружающим людям.

Особенно показательна в этом отношении судьба отца — Николая Александровича Богдановича.

НАЧАЛО БИОГРАФИИ

Родился папа в начале двадцатых годов. Очень рано остался без отца. Позже его мать вышла замуж за вдовца с тремя детьми. К пяти сводным ребятишкам добавились еще четверо совместных. Отчим, кстати, давший Николаю свою фамилию и отчество, иначе были бы мы не Богданович, а Плехановы, тоже трагически погиб от рук бандитов. Заботы о матери и младших ребятишках легли на плечи старших сыновей, Ивана и Николая.

По сложившимся семейным обстоятельствам, учиться отцу много не пришлось. Но природный ум, тяга к знаниям умение находить подход к людям выделяли его из общей массы.

К моменту призыва в армию (в 1940 году) был мой папа уже председателем сельсовета.

В ПЛЕНУ

Военная судьба папы в первой половине войны сложилась трагически. В период отступления Красной Армии отец вместе со своей частью попал в окружение, был контужен, попал в плен. Те давние события долго не давали ему покоя, ведь в плен их сдали свои же офицеры. Сами молодые и необстрелянные, испугавшись напора немецкой техники и понимая, что с винтовкой на танки не пойдешь, они просто подняли руки, бросив солдат на произвол судьбы…

Но там же, на Украине, в Житомирской области, чтобы даром пленных не кормить, фашисты заставили их работать на военном заводе. Под дулом автомата, под охраной овчарок ходили пленные на работу. Как потом рассказывал отец, он предпринял три попытки убежать, но все же своего добился.

А просто уже деваться было некуда. Вместе с товарищем они убили фашиста и сбросили его в реку, то есть, проще говоря, пулю в затылок себе обеспечили. Сколько бежали — отец не помнил. Рассказывал лишь то, что, совсем обессиленные, они упали на каком-то огороде.

Ели сырые овощи с земли, чуть не погибли от диареи…

Но мир не без добрых людей.

Помню, как бережно хранил папа фотографию двух женщин — пожилой и молодой, говорил о них, как о своих спасительницах. Не знаю точно, откуда взялся у нас этот снимок, видимо, они списывались уже после войны. Папа очень ценил то, что сделали эти мужественные женщины для него и для его товарища, прекрасно зная, чем они рисковали, когда прятали беглых военнопленных.

И СНОВА В БОЙ

А дальше жизнь отца пошла на поправку. И первым везением было то, что когда вышел к своим, ему позволили встать в строй и воевать дальше. Правда, представления к его награждению за воинскую «работу» особисты не пропускали. Да разве в наградах дело? Главное, что он не просто дожил до Победы — он был в числе тех, кто ее завоевал.

Войну отец окончил в Германии, и служил там еще несколько лет, был даже комендантом небольшого городка. А много лет спустя удивил нас приличным знанием немецкого языка.

ВСТРЕЧА С МАМОЙ

Встретились папа и мама в Краснотурьинске, на Урале. Мама приехала в этот городок из своей деревни с очень чудным названием — Третье Готовье. Раньше это была Курская, потом стала Белгородская область. Уже из одного названия ясно, что были в жизни мамы и тяжелые дни оккупации, и жаркие бои…

В Краснотурьинск мама приехала ещё во время войны и работала на заводе в охране. Представляю это с трудом: мама — маленькая, хрупкая, и вдруг — охранник.

Когда родители сошлись, у каждого из них уже был опыт семейной жизни. Может быть, поэтому они так дорожили друг другом…

В Кузбасс родители попали по приглашению родственников, папа по приезде устроился на Беловский цинковый завод. А поскольку был уже очень опытным машинистом котлов, то место в паросиловом хозяйстве (ТЭЦ) для него было обеспечено. Там он и работал до самой пенсии, пользовался большим уважением.

РУКИ ЗОЛОТЫЕ, СЕРДЦЕ ЗОЛОТОЕ

Уже с годами я поняла, что воспитание, внутренняя культура и образование, к сожалению, далеко не всегда сопутствуют друг другу. К примеру, в нашей семье никто и никогда не ругался. Папа был простым рабочим, но он всегда ходил на работу в хорошем костюме, в рубашке с галстуком.

Наш уютный дом, в который так любили приходить гости, родители создавали своими руками, вкладывая в него свои таланты. В Белове родители переезжали четыре раза. И везде у них был уют. Но дело-то было не в стенах. Мне трудно сказать, чего не умел наш папа. Его руками была сделана вся мебель. И в огороде он был главным хозяином. Он и песни то любил особые, к примеру: «А снится нам трава, трава у дома…»

Когда у нас появился телевизор, смотреть его ходили и взрослые, и дети со всей улицы. А папа изучил схемы и помогал всем соседям устанавливать антенны и чинить телевизоры.

Помогать людям — было его жизненной потребностью. Он много лет избирался председателем профсоюзного комитета и всегда хлопотал за других. Он не мог пройти ни мимо пьяного человека, спящего где-нибудь на дороге, ни мимо брошенного щенка или котенка. Всех вел, нес домой и оправдывался перед мамой: ведь пропадут же…

ЭХО ВОЙНЫ

Собаки у нас во дворе всегда жили. Вот только овчарок отец не держал. Он никак не мог забыть, как в плену этих собак все время натравливали на людей. А они были такие же оголтелые, как фашисты. Папа, конечно, понимал: какой хозяин — такая и собака, а все равно не простил…

Война вообще оставила в жизни отца очень глубокий след. И когда он смотрел документальные фильмы о Великой Отечественной, то плакал и скрипел зубами. А вот художественные фильмы о фронте не любил, считал, что там все не натурально и слишком много выдумки.

К мемуарной литературе отец тоже относился достаточно строго и из всех воспоминаний особо выделял воспоминания Георгия Константиновича Жукова как наиболее достоверные.

Очень трогательно было смотреть, как отец ходит на встречи со школьниками, он относился к этому очень серьезно и ответственно. А вернувшись, долго восхищался, какие же дети сегодня умненькие и красивые: — Мы были не такими.

А те сувениры, которые ему на встречах дарили ребята, очень бережно хранил.

ПАПИНА ГОРДОСТЬ

Понятно, что никаких особых педагогических знаний у папы и мамы не было. Но они как будто сердцем чувствовали, как нужно воспитывать детей.

— Вот, дочка, — рассказывал мне папа, — у нас на проходной списки успеваемости вывешивают. Я иду и смотрю: дети — двоечники, а ведь отец у них инженер. А у меня, простого работяги, дочки на пятерки учатся…

Ну, как после такого разговора было не стараться. Папа тобой гордится — это значило очень много.

Об отце мы с сестрой можем говорить бесконечно. Это был человек, которого все и везде уважали, и часть этого уважения и на нас ложилась.

ПОБЕДИТЕЛИ

Он ушел из жизни рано — в 66 лет. Сгорел от онкологического заболевания буквально за две недели. И не забыть нам его, и не заменить… будто часть души ушла.

День Победы: ветераны Беловского Цинкового Завода.
День Победы: ветераны Беловского Цинкового Завода.

Передо мной фотография из папиного альбома. На ней в День Победы ветераны цинкового завода. С детства знакомые лица: наши соседи, сослуживцы отца, родители учеников нашей школы, и в их числе папа. Вроде бы, простые, на первый взгляд, люди, а коснись судьбы — каждый велик.

И самое горькое, что из этой команды фронтовиков-победителей практически никого уже не осталось в живых. Как быстро они ушли, как мало успели рассказать о себе.

Зоя КОВТУН (БОГДАНОВИЧ)

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас