Белов Андрей Митрофанович

Вячеслав Старцев
 66

Броненосный крейсер РюрикВ микрорайоне Старо-Белово, Беловы и сегодня самая распространенная фамилия.

До сих пор луга, где располагалась заимка правнука Федора Белова — Митрофана, называют Митрохинскими.

Всем потомкам Федора Белова довелось стать участниками важнейших событий в стране.

Так, Андрей Митрофанович Белов во время русско-японской войны служил кочегаром на крейсере «Рюрик», который входил в Первую Тихоокеанскую эскадру.

28 июля 1904 года Артурская эскадра сделала попытку прорваться во Владивосток, но закончилось это полной неудачей. С рассветом она стала вытягиваться на рейде, а к 12 часам, в сорока милях от Артура, встретилась с японцами. Завязался бой. Владивостокский отряд, состоявший из трех крейсеров — «Россия», «Громобой» и «Рюрик», вышел на соединение с Артурской эскадрой, но 1 августа встретился с кораблями адмирала Камимура.

Произошел бой, в котором «Рюрик» погиб. В момент катастрофы хуже всего было кочегарам, находившимся в машинном отделении. Выходы из него на время боя, чтобы не попадали вниз снаряды, задраивались броневыми плитами, открыть которые можно было только сверху.

Удача улыбнулась Андрею Белову, он чудом остался жив. Восемь с половиной месяцев пробыл в плену. Затем, наконец, оставив кумамотские лагеря, был перевезен по железной дороге в портовый город Нагасаки.

Там же, в конце января 1906 года, царское правительство выдало бывшим пленникам береговое жалованье и морское довольствие за девять месяцев, а время, проведенное в плену, сочло за плавание. Таким образом, у Андрея Митрофановича оказалась в руках значительная сумма денег, которую он сохранил, не растратил, хотя до дома добираться пришлось еще целый год.

С тех пор прозвали его односельчане «матросом».

В 1907 году на эти деньги у себя в деревне он купил много земли и занялся привычным для его предков крестьянским трудом. Незадолго до революции с ним и его семейством произошел один курьезный случай. Дело было весной. Какой-то беглый ссыльный попросил Андрея Белова укрыть его от властей на одной из отдаленных заимок, а в благодарность за это обещал обработать и засадить какой-нибудь культурой ближайшее поле.

Когда хозяин осенью приехал на свою заимку, то ссыльного уже и след простыл, а поле было действительно засажено, только вот чем, непонятно. Это «непонятное» было большим и круглым. Не зная, что делать с этим «богатством», съедобно ли оно, скормили весь урожай коровам. Только через много лет догадались, что это были арбузы, увидев их на прилавках магазина.

После революции Андрей Белов разделил судьбу многих своих односельчан. Его, конечно же, раскулачили, все нажитое отобрали. Одна только радость — в Нарым не отправили, учли, что в гражданскую войну помогал партизанам хлебом и продуктами.

Перед приходом белых, опасаясь, что те отберут награды, полученные в русско-японскую войну, завернул их в тряпочку и отвез в деревню Бачаты, где и закопал под деревом, только потом забыл под каким.

С ссыльным, которого прятал на заимке, пришлось еще раз встретиться, когда в 1929 году, после раскулачивания, поехал в Новосибирский крайисполком просить о восстановлении в гражданских правах. Тот, видимо, большим начальником стал, имел отдельный кабинет, секретаря, но помочь ничем не смог.

В 1968 году Андрея Митрофановича не стало. Он ушел из жизни на 91 -м году, оставив после себя большое наследство: трех сыновей и четырех дочерей.

Попкова, Т. Потомки Федора Белова [Текст] / Т. Попкова // Белово / «Библиотека Беловская муза»; В. П. Щелканов. —  Белово, 2000. — С. 583−586.

Источник

Источник
Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас