Батенко Егор Васильевич. В ОГНЕ УЦЕЛЕЛ.

Вячеслав Старцев
 64

Батенко Егор Васильевич Таких, как Егор Васильевич Батенко, бывшие фронтовики называют везунчиками. Разве это не счастье — более чем за три фронтовых года остаться не просто живым, но еще и без единого ранения. Однако, как он сам считает, дело не в везении, а в солдатской выучке и в природной закалке. Судьба его щедро наделила и тем, и другим.

В Белове Егор Васильевич Батенко приехал в 1935 году. Мать, продав за 120 рублей телочку, отдала младшему сыну деньги и отправила его к брату, чтобы устроился на хорошую работу. Вначале Егору пришлось копать ямы под фундаменты будущих домов. Через месяц, по ходатайству, его все-таки приняли на паровоз кочегаром. Так он проработал около года, а в 1936 году парня призвали в Красную Армию Действительную, служил на Дальнем Востоке. Вначале окончил курсы младших артиллерийских командиров, а потом его назначили командиром расчета в батарею 76-миллиметровых орудий.

Вернулся домой уже бравым солдатом и вновь стал кидать уголь в топку паровоза.

Заработки были неплохие. Машинист тогда получал две тысячи, а кочегар 900 рублей. Теперь можно было и завести семью. По рекомендации родственников сосватал Егор девушку Катю. Уже перед самой войной окончил курсы машинистов паровоза.

Несмотря на то, что для железнодорожников была предусмотрена «бронь», то есть их не брали в армию, младший кадровый командир Егор Батенко и еще шесть его товарищей-железнодорожников записались добровольцами. В октябре 1941 года, когда враг уже подступал к Москве, его призвали. Попал в воздушно-десантную бригаду, дислоцировавшуюся в Кирове. Будущих десантников разместили в казармах-полуземлянках. Через некоторое время поступил приказ погрузиться в эшелоны и двигаться в сторону Москвы. В это время на ближних подступах к столице шли тяжелейшие бои, и солдаты предполагали, что их с ходу бросят в бой, но еще какое-то время им пришлось осваивать военную науку.

Первое боевое крещение бригада получила в июне 1942 года.

Десантников привезли на глухой аэродром и погрузили в самолеты. Десантировались в районе Вязьмы, еще занятой немецкими войсками. Выполнив задание, десантники стали пробиваться к линии фронта. К своим вышли почти без потерь. Потом их вывели на переформирование обратно в Москву. Там дали коней, 76-миллиметровые пушки и в августе бросили под Сталинград, на Воронежский фронт. Ближе к Сталинграду эшелон попал под бомбежку. Солдаты стали спешно разгружаться и прятаться в кусты. Наконец, отбомбившись, самолеты улетели. Солдаты двинулись маршем в сторону Дона, в район города Калач. Когда подошли к переправе через Дон, вновь налетели немецкие самолеты, бомбили переправу. Пришлось прятаться в огородах. Когда стемнело, перешли на другой берег реки и двинулись вперед.

В обороне простояли до 7 ноября. А потом были тяжелые кровопролитные бои. После Сталинграда бригаду бросили на ростовское направление. Двигались быстро, порой по тридцать километров в день. Немцы не просто отступали — бежали, оставляя технику и амуницию.

Потом было Прохоровское поле.

На огневую позицию артиллерийского взвода, в котором Егор Батенко командовал орудийным расчетом, двигались немецкие танки. Их было так много, что пехотинцы при виде танковой армады начали беспорядочное отступление. Командиры пытались вернуть их назад, но страх перед танками оказался таким сильным, что вскоре артиллеристы остались без пехотного прикрытия. На каждое из двух орудий взвода было всего по два бронебойных снаряда, а остальные — осколочно-фугасные. По щитам орудий щелкали пули и осколки. Однако бывалые воины не поддались панике и начали стрелять по танкам прямой наводкой. Все четыре бронебойных снаряда нашли свою цель и зажгли четыре немецких танка.

Когда вражеские машины были уже совсем близко, подбежал взводный.

— Егор! — закричал он. — Давай вытаскивать орудия на руках!

— Да ты что! Нас же всех здесь и положат. Лучше уж останемся на этой позиции.

Повезло. Вся танковая армада почему-то изменила направление и скрылась за лесозащитной полосой. В это время к орудиям подбежал командир батареи.

— Развернуть орудия! — приказал он. — Стреляем осколочными!

Орудия были развернуты в сторону лесополосы.

Стреляли до тех пор, пока не кончились снаряды, и только потом запрягли лошадей в передки и отошли назад.

Вскоре бригада, ставшая уже полком, вышла на переформирование и пополнение, а потом полк перебросили на Четвертый Украинский фронт, на донецкое направление. Там два месяца простояли в обороне. Очень трудно было окапываться. Приходилось вгрызаться в камень, чтобы отрыть укрытие.

А потом снова было наступление. Артиллерию подтянули прямо к пехотным траншеям. Рано утром началась огневая подготовка. Впереди все потемнело от разрывов мин и снарядов. После первого огневого налета наступила звенящая тишина, но минут через десять все повторилось, а когда закончилось и это светопреставление, пехота пошла в атаку. Прорвались на восемь километров по фронту и на пять в глубину. Получился плацдарм. Фашисты перешли в контратаку. На плацдарм посыпались немецкие авиабомбы, а потом двинулись вражеские танки. Горела земля под ногами, но закаленные в боях десантники держались. Наконец фронт выровнялся, и полк, в котором служил Егор Батенко, вывели из боя для пополнения, потому что в нем были большие людские потери.

Но Егору Батенко в боях больше участвовать не пришлось.

По Указу Государственного комитета обороны о возвращении с фронта машинистов паровозов он был отправлен в Белово.

Уже на следующий день Егор Васильевич Батенко получил проездные документы и деньги и поехал в сторону дома, где его ждали не только жена, но и дочка Рая, родившаяся в 1942 году.

До самой Победы возил Егор Васильевич военные грузы и новобранцев, тех, кому предстояло завершить начатое им дело и дойти до Победы.

Вот так и получилось, что солдат, защищавший Москву и Сталинград, стал еще и тружеником тыла. О том говорят медали Егора Васильевича «За победу над Германией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг.» Рядом с ними награды за Сталинград и за Москву, медаль «За отвагу». До 1956 года работал Егор Васильевич Батенко машинистом паровоза в локомотивном депо, потом перебрался в Грамотеино и возил уголек, уже работая в ТПУ. В год шестидесятилетия Победы, как раз накануне праздника, исполнилось ветерану 89 лет. Раз в огне уцелел, обязан жить долго.

М. Копытин.

Сайт беловских ветеранов
ГлавнаяНовостиСтатьиБиографииО нас